Запад разыгрывает иранскую газовую карту против России

 ›  ›  ›  ›  ›  ›  › Запад разыгрывает иранскую газовую карту против России

АНАЛИТИКА,ВСЕ СТАТЬИ,ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ,ИРАН,СИРИЯ,СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ

Запад разыгрывает иранскую газовую карту против России

kurdistan-insider.com.syria.turkey_4165008

США, Израиль и Саудовская Аравия активно пытаются не допустить сближения Ирана с Россией, в том числе разыгрывая «газовую карту». Когда на днях Россия и Турция неожиданно для многих заявили о начале нормализации отношений, тут же был «вброшен» тезис о том, что это делается, чтобы якобы сорвать проект строительства газопровода из Ирана через Ирак в Сирию, и далее по дну Средиземного моря в Грецию. Тем самым США и ССАГПЗ хотят похоронить транзитную роль Турции для РФ как ее «южного коридора» газовых поставок в ЕС. США и Евросоюз сохраняют санкции против России в газовой отрасли и одновременно снимают эмбарго с Ирана, подталкивая, таким образом, эти две страны к сражению за энергетические рынки, в том числе в Европе. Появились сообщения о неких тайных контактах Вашингтона с Тегераном по поводу газовой магистрали ИРИ — Ирак – САР. Тиражируется информация и о том, что Вашингтон готов заключить сделку с Башаром Асадом, если он разрешит пустить через сирийскую территорию иранский газ в ЕС для вытеснения оттуда российского газа.

Газовый проект Иран-Ирак-Сирия

Стоит напомнить, что трёхсторонний меморандум о строительстве магистрального газопровода Иран (с месторождения Южный Парс) – Ирак – Сирия и далее через Грецию в ЕС был подписан 25 июня 2011 года. Трубопровод с проектной мощностью 110 млн. куб. м газа в день (40 млрд. куб. м в год) планировалось ввести в строй до 2016 года. Общий размер инвестиционных вложений составил бы 10 млрд. долл. Конфликт в Сирии не позволил начать его реализацию. Хотя иранцы, по сообщениям СМИ, успели построить на своей территории 611 км «трубы» до иракской границы.
Ясно, что из-за нынешней ситуации в Ираке и Сирии этот проект нереален. Причём дело не только в том, что продолжаются сирийский и иракский конфликты, без решения которых прокладка трубопровода невозможна. Для региональных противников Ирана на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива этот проект напрямую ассоциируется с планами Тегерана создать с опорой на этот газопровод «шиитскую дугу» в составе ИРИ, Ирака, Сирии и Ливана. В этой связи примечательно, что гражданская война в Сирии стала разрастаться фактически синхронно с подписанием меморандума о строительстве этого газопровода. Аравийские монархии незамедлительно занесли проект в разряд «вредных замыслов» для своих интересов в регионе. Они назвали его «шиитской газовой магистралью». Кроме того, резко возросла тревога Турции и Израиля в связи с вероятным «шиитским альянсом». Именно поэтому их беспокоят попытки США втайне договориться с ИРИ, в том числе и по поставкам газа в ЕС.

Ведь для Вашингтона важно выдавить РФ с европейского газового рынка, не допустив строительства газопровода из России через Турцию в Грецию («турецкий поток»). Вот и получается, что по газу и «газопроводу Иран-Ирак-Сирия» Анкара, Доха, Эр-Рияд и Тель-Авив – находятся с одной стороны, а Тегеран и Вашингтон – с другой. К первым пытаются отнести и Москву.

Россия и иранский газопровод в Сирию

Хотя России пока не о чем беспокоится. Несмотря на то, что Иран занимает первое место в мире по запасам природного газа (18,2% от общих запасов), он не сможет конкурировать с Россией в краткосрочной перспективе по следующим причинам:

1. Низкие объемы производства «голубого топлива» в Иране: (ок.180 млрд. куб. м в 2015 году);

2. Высокий внутренний спрос, что заставляет Иран импортировать дополнительно еще 10 млрд. куб. м газа в год из Туркменистана;

3.Незначительная доля Тегерана в мировой газовой торговле: всего 1% от общего объема (2015 г.);

4. Для модернизации и замены сильно устаревшего оборудования и постройки новых газопроводов Ирану потребуются иностранные инвестиции на сумму не менее 100 млрд. долларов;

5. Сложности, с которыми связана добыча 60% иранского газа, залегающего в самом крупном в мире месторождении Южный Парс на шельфе Персидского залива. Тегеран планировал строительство газопровода Иран-Ирак-Сирия именно от этого месторождения, чтобы поставлять «голубое топливо» в Европу, и одна из причин войны Саудовской Аравии, Израиля и НАТО против Сирии – помешать осуществлению этого плана;

6. Давление Саудовской Аравии, Катара и Израиля на потенциальных покупателей иранского газа, таких как Бахрейн, Оман, Кувейт, Ирак, Пакистан или Индия, чтобы они заморозили проекты сотрудничества с Тегераном.

Кроме того, заморожен спор об огромных запасах углеводородного сырья, залегающих на дне Каспийского моря. Причем Россия и Иран объединили усилия, чтобы помешать осуществлению «западного» проекта строительства Транскаспийского газопровода в Евросоюз по дну Каспия, который должен был соединить Туркменистан, занимающий четвертое в мире место по запасам газа, с Европой через Азербайджан и Турцию. Официальная причина: «не определен юридический статус Каспийского моря». Да и для его заполнения не хватит туркменского и азербайджанского газа. А иранский газ в него не пускают.Возможно, Анкара после кризиса в отношениях с Россией все-таки поняла, что лучше стать транзитным государством для российского газа в ЕС, чем дождаться того момента, когда станет возможной прокладка в обход ее территории газопровода из Ирана до Средиземного моря длиной всего 1500 км. Тем более что США и курды близки к взятию Раки на северо-востоке САР, а суннитские племена и их ополчение при опоре на спецназ и советников США освободили Фаллуджу, готовятся к взятию Мосула и близки к установлению контроля над ирако-сирийской границе вблизи Евфрата.

Сегодня даже такая газовая супердержава как Иран не может заменить Россию в Европе. А вот Турция вполне может стать «южным направлением» газовых поставок из РФ в ЕС, тем самым лишив Украину статуса страны-транзитера российского газа, а вместе с ней и основную причину регулярного продления антироссийских санкций Западом. Так что становление партнерства Москвы и Анкары на новой основе может повлиять на все геополитические расклады. Включая китайский «Шелковый путь». Ведь России не он нужен, а нужен «южный транспортный коридор» из Балтийского моря через РФ, Каспий и Иран в Индийский океан. Видимо, это тоже просчитали в Анкаре, пойдя на примирение с Москвой.

Иран и европейский рынок газа

Для ИРИ, конечно же, получить Европу в качестве покупателя газа означает не только возможность заработать миллиарды евро, но и обеспечить свою национальную безопасность. Но для этого иранцам сначала необходимо добиться возможности использовать турецкую территорию для прокладки трубопроводов. При всей зависимости Турции от российского газа и антироссийских выпадов Эрдогана и санкции, наложенные РФ против этой страны, не коснулись поставок газа. Кроме того, не в интересах Анкары способствовать усилению Ирана в регионе. Как раз наоборот: турки вступили в стратегический альянс с Саудовской Аравией, чтобы воспрепятствовать расширению сфер влияния Ирана в Ираке и Сирии. А российский самолет был сбит как раз на следующий день после визита Путина в Тегеран 24 ноября 2015 года, который самими иранцами был назван «важнейшим в истории Исламской Республики». В иранской столице лидеры обеих стран обговорили единую стратегию, как в Сирии, так и на газовых рынках. Теперь турецкому лидеру приходится судорожно искать поставщиков газа в Катаре, в Туркменистане и даже в недружественном Азербайджане, поскольку иранцы отказались это делать, сославшись на отсутствие технической возможности.

Кроме этого, Тегерану нужно найти способ использования азербайджанского трубопровода, идущего в Европу – это вопрос, который может изучаться. Но он вряд ли может быть решен. В дополнение к этому Ирану необходимо ускорить модернизацию инфраструктуры и оборудования, чтобы поставлять в Европу природный сжиженный газ и таким образом избежать проблем, связанных с прокачкой топлива по газопроводам.

И вообще, включение Ирана в торговлю энергоресурсами затрагивает в первую очередь мировой рынок нефти, но не газа. Цель Тегерана, причем прагматичная и реальная, вернуть экспортный потенциал нефтяной отрасли страны до бывших больших показателей – 4 млн. баррелей в день. А пока вовсе не газ. Для этого нет средств. Но даже и в этой ситуации Москва решила сменить политику: она ищет новые проекты для экспорта своего газа, а также технологии для разведки новых месторождений. В частности, россияне руководят разведочными работами на израильском газовом месторождении, названном по имени библейского морского чудовища – «Левиафан».

Но США и ЕС все равно пытаются заняться реанимацией масштабных проектов в энергетической сфере, которые были заморожены в период события санкций против Исламской Республики. В ряду таких проектов с отчётливым геополитическим стержнем особо выделяется строительство газопровода Иран – Ирак – Сирия, который подразумевает выход иранского газа через Средиземное море на рынок энергопотребления Европы.

По оценке министра нефти Ирана Бижана Зангене в глобальной энергетической корзине доля газа возрастет до 26% к 2035 году. При этом им была отмечена тенденция понижения стоимости естественного газа, которая связана с технологическими новинками в разработке сланцевых месторождений США и Канады. Впрочем, извлечение сланцевого газа остаётся очень затратным, и продвинутые технологии в данной сфере ещё слишком несовершенны. В ближайшие 15-20 лет предпочтение будет отдаваться обычным способам добычи газа. Что самым благоприятным образом отражается на ценовой конкурентоспособности газа при его поставках на внешние рынки.

Запад пытается поссорить Москву и Тегеран

Нынешний всплеск внимания к газовой отрасли Ирана со стороны Запада связан с попыткой столкнуть лбами интересы Москвы и Тегерана, расколоть их союз, который позволяет держать на плаву режим Асада в Сирии и удерживать Ирак от распада. Вот и озвучиваются проекты газопроводов с геополитической перспективой, типа проекта Nabucco, где на отдельных этапах говорилось о роли Ирана в качестве одного из главных «заполнителей» трубопровода, хотя уже ясно, что он не будет воссоздан в своём изначальном виде. Теперь, утверждают на Западе, ему на замену может прийти проект газопровода Иран – Ирак – Сирия. Он ведь смотрится многообещающим с позиций обоюдного сближения США и Ирана, Европы и Ирана.

Главное, на что рассчитывают в США и хотят внушить это ИРИ: газопровод из иранского месторождения «Южный Парс» к сирийскому берегу Средиземного моря обойдёт стороной Турцию. В таком «пути» в одинаковой мере заинтересованы США, ЕС и Иран. Иначе, если через нее пойдет в ЕС российский газ, Турция станет транзитной доминантой в регионе. А это не представляется целесообразным Западу по целому ряду обстоятельств. Среди их можно отметить следующие. Европа не готова брать на себя обязательства по принятию Турции в ЕС. Она не хочет предоставлять турецкой стороне дополнительные козыри в затянувшейся игре вокруг европейской интеграции этой мусульманской страны с 75-миллионным населением, рядом нерешённых внутренних проблем и конфликтов с соседями. Турция нужна Западу в качестве покорного проводника его интересов на Ближнем Востоке, но никак не в роли активного игрока с амбициями лидера.

Иран также не заинтересован в ориентации на транзитную роль Турции по поставкам газа в западном направлении. Зачем усиливать страну-члена НАТО, которая заняла по отношению к союзнику Ирана Сирии жесткую конфронтационную позицию? Иран готов лишь на роль Турции как крупного импортёра иранского газа чисто для её внутренних нужд, без занятия главных позиций в многообещающем транзите иранского газа на европейский рынок. Она закупает у Ирана в год 10 млрд. куб. м в год трубопроводного газа и могла бы нарастить этот объём.

Планы Ирана ограничить стремление Турции стать основным энергетическим хабом на Ближнем Востоке можно проследить на примере фактического замораживания доступа турецкого капитала к освоению трёх этапов месторождении «Южный Парс». Еще в 2007 году Иран подписал с Турцией меморандум о намерениях, предусматривающий участие турецких компаний в разработке газового месторождения «Южный Парс» (22, 23 и 24 фазы), а также строительство новейшего газопровода протяжённостью около 2 тыс. км. Но дальше заключения ирано-турецкого меморандума в этом вопросе дело так и не сдвинулось.

********

Для Вашингтона важно выдавить РФ с европейского газового рынка, не допустив строительства газопровода из России через Турцию. Ирану в этих замыслах отведена иллюзорная роль альтернативного поставщика голубого топлива европейским союзникам США. Надо признать, что в Анкаре это понимают и действуют гораздо быстрее, чем в Тегеране. Наверное, и поэтому президент Турции Эрдоган пошел на восстановление партнерства с Россией, принеся Москве извинения за сбитый самолет. Тем самым созданы предпосылки для возобновления газового «турецкого потока». А в Иране продолжают думать, кого избрать стратегическим партнером. Некоторым иранским политикам хотелось бы попытаться иметь в ряду союзников и США, и Евросоюз, и Россию. А это на данном этапе невозможно, учитывая отношения РФ — США и РФ — ЕС. Так что ИРИ придется выбирать, или же Тегеран уступит лидерство в регионе Турции, где поняли, что на данном этапе ставки выгоднее делать на Москву, а не на Вашингтон, и тем более не на разваливающийся Евросоюз.

Запад разыгрывает иранскую газовую карту против России Reviewed by on 10.07.2016 .

США, Израиль и Саудовская Аравия активно пытаются не допустить сближения Ирана с Россией, в том числе разыгрывая «газовую карту». Когда на днях Россия и Турция неожиданно для многих заявили о начале нормализации отношений, тут же был «вброшен» тезис о том, что это делается, чтобы якобы сорвать проект строительства газопровода из Ирана через Ирак в Сирию,