Иранские ракеты: новая угроза для Запада?

 ›  ›  ›  ›  › Иранские ракеты: новая угроза для Запада?

ВСЕ СТАТЬИ,ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ,ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ,ИРАН

Иранские ракеты: новая угроза для Запада?

Первый со времени вступления в должность нового американского президента испытательный пуск иранской ракеты вызвал мощный резонанс в США, Европе и арабском мире. Официальный представитель главы европейской дипломатии Набилла Мисрали в ходе своего бриффинга даже призвала Исламскую Республику отказаться от дальнейшего развития баллистической программы. При этом, по признанию самой же госпожи Мисрали, упомянутый пуск не нарушает Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, однако, возможно, противоречит резолюции Совбеза ООН № 2231. Туда на Иран уже «нажаловался» постпред Израиля Данни Данон. Что же представляет собой иранская ракетная программа в действительности и является ли она угрозой миру?

В ходе последних испытаний, ракета, выпущенная в районе города Семнан, пролетела 966 километров. При этом министр обороны ИРИ Хоссейн Дехган еще в прошлом году обещал явить миру еще три модели ракет иранского производства — «Седжиль», «Гадир» (на твердом топливе и дальнего радиуса действия) и «Хоррамшахр» (высокоточная ракета). На недавнем военном параде в Тегеране, приуроченном ко Дню Священной обороны, можно было увидеть 16 иранских баллистических ракет. Там, среди прочих, была продемонстрирована ракета «Зульфакар», предназначенная для поражения наземных объектов на расстоянии до 750 километров. Этот образец — последняя модель уже зарекомендовавшего себя семейства иранских ракет, давшего, к примеру, Fateh-110 и Fateh-313. На основе первой из них собираются сирийские M-600 Tishreen, которые армия Сирии применяет в боях против исламистов. Что касается «Зульфакара», то эти ракеты в самое ближайшее время должны выпускаться в промышленных масштабах. К слову, на том же параде были показаны и знаменитые российские комплексы С-300 ПМУ-1, попавшие в ИРИ только в мае 2016 года, после ряда всем известных странных и противоречивых событий. Контракт на поставку данного вида вооружений был заключен еще в 2007 году. Столько лет Иран ждал не просто так — за это время в стране был разработан аналог российского комплекса «Бавар-373», который также продемонстрировали на параде.

Само же прозводство ракетного вооружения в ИРИ стартовало с начала 90-х годов прошлого столетия, когда Тегеран сотрудничал в данном вопросе с КНДР и Российской Федерацией. На данный момент Исламская Республика практически полностью перешла на самостоятельное производство ракетной техники. Сейчас вооруженные силы Ирана и Корпус Стражей Исламской Революции располагает ракетами малой дальности «Тондар» и «Фатех», средней дальности «Кадер» и «Шахаб», баллистическими ракетами «Саджиль» и «Хатф-II», крылатыми ракетами «Гадер», «Триумф», «Мешкат», ПКР и ракетами против морских судов «Кадир». Примечательно, что Исламская Республика не просто производит ракетную технику для себя, но и уже сейчас стремится вывести продукцию своего ВПК на внешние рынки. Темпы развития ракетной техники в Иране действительно впечатляют — в перспективе страна может справиться с задачей разработки и межконтинентальной ракеты, однако на данный момент это невозможно, даже имеющиеся ИРИ образцы нуждаются в дальнейшем совершенствовании. В этой связи, опасения западных стран, касаемо иранских ракет, — явно необоснованы. С другой стороны, речь, как правило, ведется ими об опасности для Израиля, который иранские образцы достичь уже могут.

Надо отметить, что зачастую это беспокойство подогревает и само военно-политическое руководство Исламской Республики. Например, командующий воздушно-космическими силами КСИР генерал Али Гаджизаде осенью заявил о том, что его страна имеет в арсенале ракеты, способные поразить цели на территории Израиля. При этом он даже отметил, что Ирану для этого не нужны ракеты, дальностью более 2 тысяч киломатров, так как расстояние до «оккупированных сионистами земель» — гораздо меньше. Тот же «сионистский режим» назвал главной целью иранских ракет и командующий Корпуса стражей Исламской Революции генерал-майор Али Джафари. Он подтвердил слова Гаджизаде о том, что на данный момент большинство иранской ракетной техники способно достичь «оккупированых территорий». Еще более интересно высказался второй человек в КСИР бригадный генерал Хоссейн Салями, отметив, что «сионистский режим» стоит на грани краха, в числе прочего, и по причине готовности к пускам на его территорию 100 000 ракет «Qaem» иранского производства, находящихся в Ливане. Вне сомнения, количество данного вооружения — сильно преувеличено, однако цель его — продекларирована.

Неудивительно, что, несмотря на явный популистский характер подобных заявлений, Соединенные Штаты, главный союзник Израиля, воспринимают иранскую ракетную программу болезненно и негативно. До недавнего времени позиция США в этом вопросе даже расходилась с европейской, т.к. Европа относилась к иранским ракетам более-менее нейтрально. Так, сразу после ядерного соглашения, американская сторона заявила о том, что испытания иранских ракет противоречат условиям достигнутого компромисса, однако глава европейской дипломатии Федерикка Могерини, в период пребывания в Иране с официальным визитом, опровергла данную точку зрения. Во многом столь лояльная позиция Европы объясняется ее заинтересованностью в иранских энергоносителях.

Руководство Ирана, в свою очередь, на самом высоком уровне не раз подчеркивало два важных тезиса. Во-первых, то, что Тегеран никогда не откажется от своей ракетной программы в угоду интересам Запада. Во-вторых, оборонительный характер своих военных разработок. В частности, уже упомянутый Хоссейн Дехган заявлял о том, что все поползновения американцев и их союзников, саудитов, связаны с их иранофобией, однако Иран никогда не будет двигаться в сторону агрессии, и лишь укрепляет свою обороноспособность. Как только в ноябре зашел разговор о новых американских санкциях в отношении ИРИ, президент Хасан Роухани тут же отдал приказ Дехгану об ускорении модернизации иранских ракет, отметив, что его страна не собирается вести переговоры о своих оборонных возможностях или принимать какие-то ограничения в данном вопросе.

Еще более жесткую позицию занимает Верховный Лидер ИРИ Али Хаменеи. Еще в марте 2016 года он заявлял: «Если исламский истеблишмент стремится к технологиям и переговорам, и не имеет защитной силы, ему придется отступить перед лицом какого-либо мелкого государства [Израиля], которое угрожает ему». При этом Верховный Лидер не исключил и права ИРИ на наступательные действия: «Увеличение наступательной мощи Ирана — это его неотъемлемое и бесповоротное право». Высказывался по этому вопросу и спикер иранского Меджлиса Али Лариджани, назвавший действия США по приостановке ракетной программы Ирана «мошенническими».

Примечательно, что сами Соединенные Штаты, продлив право президента вводить санкции в отношении ИРИ и постоянно говорящие о новых ограничениях для Тегерана, в 2016 году освободили от них целых два иранских банка — Bank Sepah и Bank Sepah International, уличенные ранее в финансировании ракетной программы. По неофициальным данным, это было сделано в обмен на освобождение четырех граждан США, попавших в иранские тюрьмы.

Сложность и запутанность вопроса иранской ракетной программы позволяет, однако, сделать выводы о том, что во-первых, Исламская Республика не угрожает ни одной из великих держав, и во-вторых, что на данный момент она стримится лишь к укреплению своей обороноспособности. Имея возможность поразить Израиль и даже говоря об этом на уровне официальных лиц, ИРИ не стремится и к открытым региональным столкновениям на Ближнем Востоке. С другой стороны, ракетная программа Ирана — явный инструмент давления на Тегеран для стран Запада в нужный им момент. Перемена отношения к испытаниям иранских ракет со стороны Европы и непоследовательные действия и заявления США — лучшее тому подтверждение. Учитывая заявления Дональда Трампа о необходимости разрыва ядерного соглашения с Ираном, возможно, именно ракетная программа Тегерана станет мишенью западной дипломатии в самое ближайшее время. Для Исламской Республики это может стать настоящей проверкой на прочность, с которыми она, впрочем, неоднократно справлялась.

Антон Евстратов
Иранские ракеты: новая угроза для Запада? Reviewed by on 02.02.2017 .

Первый со времени вступления в должность нового американского президента испытательный пуск иранской ракеты вызвал мощный резонанс в США, Европе и арабском мире. Официальный представитель главы европейской дипломатии Набилла Мисрали в ходе своего бриффинга даже призвала Исламскую Республику отказаться от дальнейшего развития баллистической программы. При этом, по признанию самой же госпожи Мисрали, упомянутый пуск не нарушает Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, однако, возможно,