Борьба с Исламским государством и другими радикально-исламистскими организациями

 ›  ›  ›  ›  ›  ›  ›  ›  ›  › Борьба с Исламским государством и другими радикально-исламистскими организациями

АНАЛИТИКА,ВСЕ СТАТЬИ,ВСЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ,ГЛАВНАЯ НОВОСТЬ,ДАИШ,ИРАК,КУРДИСТАН,СИРИЯ,ТУРЦИЯ

Борьба с Исламским государством и другими радикально-исламистскими организациями

kurdistan-insider.com.syria.ukraine.turkey_1033228

Действия Военно-космических сил (ВКС) России и ВВС международной коалиции под эгидой США в 2015-16 гг. заметно ослабили военный и экономический потенциал ведущей группировки радикальных исламистов — Исламского государства (ИГ) и способствовали освобождению ряда населенных пунктов в Сирии и Ираке, но говорить о коренном переломе в борьбе с исламистами пока преждевременно. Созданное в 2014 году боевиками ИГ псевдогосударство – «Исламский халифат» продолжает контролировать значительные территории Сирии и Ирака и крупные города: Ракку и Мосул. Исламскому государству присягают на верность десятки других радикальных исламистских группировок Ближнего и Среднего Востока, Африки и Азии. Лидеры ИГ берут на себя ответственность за масштабные теракты во Франции, Турции, Бельгии и угрожают глобальным «джихадом» (войной с неверными) по всему миру.
Политики и эксперты приходят к выводу, что одними ракетно-бомбовыми ударами ВВС нанести решающее поражение «Исламскому халифату» не представляется возможным. Считается, что только путем проведения крупной наземной операции или серии таких операций можно разгромить военные формирования ИГ и освободить оккупированные им территории. Однако, армии Ирака и Сирии пока не способны даже при поддержке ВВС иностранных коалиций проводить подобные наступательные операции. За годы гражданских войн их военный потенциал существенно ослаблен, в Сирии, помимо правительственных войск, активно действуют формирования вооруженной оппозиции, десятки небольших исламистских группировок и отряды курдских ополченцев. Очевидно, только объединившись, или хотя бы в тесном взаимодействии, они смогли бы провести успешную наземную наступательную операцию на территории своей страны против ИГ и аналогичной ему террористической группировки – «Джабга ан-Нусра».
В Ираке начат процесс воссоздания разгромленной летом 2014 года регулярной армии на базе отрядов арабо-шиитской милиции, но без взаимодействия с курдскими бригадами «пешмерга» и арабо-суннитскими племенами наступательные операции в северных и западных районах страны также затруднительны и малоэффективны. Следует учитывать, что на контролируемых халифатом территориях Сирии и Ирака проживает несколько миллионов арабов-суннитов, часть из которых активно поддерживает ИГ. Эксперты сходятся во мнении, что война с радикальными исламистскими группировками в Сирии и Ираке без прямого участия в наземных операциях войск США, НАТО, России, Ирана может затянуться по времени еще на несколько лет. Специалисты также отмечают ряд возникших проблем, характерных особенностей и специфику борьбы с боевиками-«джихадистами».
Во-первых, нет, как таковой, линии фронта или соприкосновения войск противоборствующих сторон в классическом его понимании. Исламисты рассредоточились на большом пространстве в населенных пунктах, постоянно перемещаются, прикрываются мирным населением как «живым щитом», контролируют стратегические транспортные магистрали и нефтедобывающую инфраструктуру. Штабы, командные пункты, узлы связи, склады оружия и боеприпасов размещаются в подземных укрытиях, больницах, школах, других гражданских учреждениях, мечетях, в целях маскировки на всех без исключения зданиях вывешиваются черные флаги исламистов, создаются сотни ложных целей. Личный состав и боевая техника также хорошо укрываются и маскируются, в период воздушных тревог соблюдается режим радиомолчания. Нападения на правительственные войска Сирии и Ирака и другие конкурирующие военные группировки совершаются боевиками ИГ, как правило, после тщательной разведки и подготовки, с использованием небольших мобильных отрядов, зачастую в ночное время суток, боевиками широко применяются и используются фактор внезапности и психологическое воздействие на противника и местных жителей.
Во-вторых, лидерам ИГ удается довольно быстро восполнять потери в живой силе, боевой технике, боеприпасах, материально-техническом обеспечении и сохранять боеспособность своих военных формирований. Личный состав ИГ пополняется за счет постоянного притока завербованных по всему миру новых добровольцев-«джихадистов», наемников, перебежчиков из отрядов вооруженной сирийской оппозиции и более мелких исламистских группировок, призыва на службу местного арабо-суннитского населения. При этом руководство ИГ не брезгует вовлечением в ряды боевиков и смертников женщин и детей. Военно-техническое, материальное и финансовое обеспечение ИГ осуществляется за счет внешних источников (спецслужбы и неправительственные исламистские организации, различные исламистские фонды стран Персидского залива, Турции и других стран), а также путем собственной военной и хозяйственно-экономической деятельности (трофеи, налоги, таможенные, транспортные, пограничные сборы, грабежи, поборы, торговля людьми, музейными артефактами, нефтью и нефтепродуктами, контрабанда наркотиков, оружия, боеприпасов и т.д.). Годовой бюджет этого псевдогосударства достигает нескольких миллиардов долларов США.
В-третьих, ИГ умело использует негативное отношение к своим центральным властям со стороны значительной части арабо-суннитского населения Сирии и Ирака. В какой-то мере, исламистам удалось внушить арабам-суннитам, что Исламский халифат защитит их от «погрязшей в коррупции и сектантстве» правящей арабо-шиитской верхушки в Багдаде и, соответственно, «антинародного» арабо-алавитского (баасистского) режима Башара Асада в Дамаске. Часть мирного населения оккупированных ИГ территорий Сирии и Ирака запугана и вынуждена подчиниться исламистам, а часть – сознательно поддерживает ИГ и принимает активное участие в функционировании Исламского халифата. Свыше десяти иракских военно-политических суннитских группировок из числа бывших военных, полицейских, представителей спецслужб и функционеров партии Баас примкнули к боевикам ИГ и, тем самым, значительно усилили боеспособность армии «джихадистов».
В-четвертых, лидеры ИГ, опираясь на догмы ислама салафито-ваххабитского толка, и, используя самые современные информационные технологии (интернет, видео и аудио записи, спецэффекты, психологическую обработку и т.п.), смогли сделать привлекательной для многих местных жителей и иностранцев идеологию радикального ислама. Пропаганде и широкому распространению этих примитивных исламистских взглядов и догм способствуют образовавшийся вакуум идей и моральных ценностей, как в западных, так и в других странах, и недовольство значительными слоями населения своим социальным положением и действиями властей. Наиболее благоприятной вербовочной базой для ИГ служат бывшие иммигранты с Востока, которые не смогли адаптироваться к жизни в странах с европейскими ценностями, испытывают трудности в общении, поисках работы, получении образования и т.п. Следует отметить, что в сети вербовщиков ИГ попадают не только мусульмане, но и коренные граждане европейских и других государств, исповедовавшие христианство, другую религию, атеисты.
В-пятых, борьбу с ИГ существенно ослабляют сохраняющиеся противоречия в политике ведущих мировых и региональных держав на Ближнем Востоке. Для Вашингтона и Брюсселя главным является демократизация региона по «западным лекалам», то есть, помощь и поддержка местной оппозиции в свержении, так называемых, «диктаторских режимов». Так, в Сирии правительство Башара Асада признается Западом антинародным, нелегитимным, обвиняется в нарушениях прав человека. В ходе ожесточенной пятилетней гражданской войны в этой стране США и их западные и региональные союзники (Турция, Саудовская Аравия, Катар, Иордания) приложили значительные усилия по укреплению вооруженной оппозиции из числа арабо-суннитского большинства. Не секрет, что одной из главных противоборствующих режиму Асада сил стали радикально настроенные «Братья-мусульмане». Противодействие ИГ и ему подобным экстремистским группировкам для Вашингтона и его союзников долгое время не было приоритетом, более того, расчет делался на то, что «джихадисты» помогут силам «умеренной» сирийской оппозиции свергнуть Б.Асада, а потом «уйдут в тень». Россия и Иран продолжали тесное сотрудничество с законно избранным правительством Сирии во главе с Башаром Асадом и изначально боролись с ИГ и «Джабга ан-Нусра», вплоть до проведения против боевиков-«джихадистов» масштабной операции ВКС России и участия военнослужащих КСИР в борьбе с ними в наземных операциях. Значительную помощь в борьбе с ИГ и ему подобными группировками оказали отряды ливанской группировки «Хизбалла» и курдские ополченцы. Однако, общую коалицию иностранных государств против ИГ создать так и не удалось и этим не преминули воспользоваться лидеры ИГ. Они умело маневрируют своими силами на территориях Сирии и Ирака и, несмотря на существенный урон от ударов ВКС России и потерю ранее захваченных территорий, сохраняют боеспособность и готовность защищать все еще контролируемые ими районы.
В-шестых, принятая 20 ноября 2015 года резолюция ООН № 2249 по мерам борьбы с ИГ пока в полной мере не реализуется вследствии ее грубого нарушения Турцией, Саудовской Аравией и Катаром, которые продолжают оставаться основными спонсорами ИГ, «Джабга ан-Нусра», десятков других, более мелких, радикальных исламистских группировок. Совет Безопасности ООН и его постоянные его члены в лице США, Великобритании и Франции продолжают игнорировать представляемые Россией свидетельства о вовлеченности Турции в поставки оружия террористам, транзит боевиков и преступный бизнес с ИГ и «Джабга ан-Нусра», а также факты финансовой, материальной и другой помощи «джихадистам» по линии НПО Саудовской Аравии и Катара.
Пока мировое сообщество пытается понять природу такого явления как радикальный ислам и активизировать борьбу с вооруженными исламистскими группировками силами отдельных стран и коалиций, сами «джихадисты» не стоят на месте. Они энергично вербуют все новых сторонников по всему миру и стремятся заполучить новые современные виды вооружений, вплоть до образцов оружия массового уничтожения (ОМУ). Боевики ИГ приспосабливаются к ведущейся против них войне международных коалиций и правительственных войск Сирии и Ирака, перемещаются из одной страны в другую, совершенствуют методы ведения террористических действий, активно привлекают в качестве смертников женщин и детей. Имеются факты попыток проникновения агентуры ИГ на объекты повышенной опасности в странах ЕС, например, на АЭС в Бельгии.
По сообщениям немецкой газеты «Бильд» в руки боевиков ИГ попали захваченные в Сирии и Ираке переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК), с помощью которых они могут сбивать пассажирские самолеты при взлете и посадке. Якобы, об этом факте заявили представители федеральной разведслужбы Германии на заседании парламента ФРГ. Среди этого оружия, как сообщает газета, есть устаревшие модели образца 1970-х годов, а также и современные ПЗРК. ИГ могло также получить часть ПЗРК от своих ливийских, катарских, саудовских сторонников и, так называемой, умеренной сирийской оппозиции, которая ожидала таких поставок из США через турецкую границу. МВД Кувейта сообщило о пресечении деятельности группы экстремистов, подозреваемых в пособничестве террористической организации Исламское государство. Якобы, эта ячейка состояла из шести человек разных национальностей. Во главе группы был гражданин Ливана Усама Хайят, который признался в том, что вербовал новых боевиков для ИГ и собирал деньги для террористов, которые позднее переводились на ряд счетов в Турции. Кроме того, по его словам, он заключал сделки по приобретению оружия на Украине, которое позднее, также через Турцию, переправлялось в Сирию. Как сообщает «Агентство Франс пресс», речь идет о ПЗРК FN6 китайского производства, который предназначен для поражения самолётов и вертолетов на малых высотах.
Британская газета «Телеграф» со ссылкой на арабские телеканалы сообщает, что боевики Исламского государства провели исследование нового биологического оружия. В изъятом у террористов компьютере был найден 19-страничный доклад о преобразовании бубонной чумы в оружие массового поражения. По мнению боевиков, преимущества биологического оружия — его низкая стоимость и высокая скорость распространения. В докладе исследуются разнообразные методы и способы для распространения химического или биологического оружия на больших площадях. Эксперты считают, что возможность получения боевиками ИГ биологического оружия достаточно велика.
В свою очередь, министр иностранных дел Австралии Джулия Бишоп заявила, что ИГ прилагает усилия и к созданию химического оружия. «Применение ИГ хлорина, вербовка группировкой высококвалифицированных и подготовленных профессионалов, в том числе из стран Запада, указывают на серьезные усилия боевиков ИГ по производству химического оружия», — заявила она, выступая в Перте (Австралия). По мнению главы австралийского внешнеполитического ведомства, ИГ уже располагает достаточным числом специалистов для производства химических боеприпасов.
Директор ЦРУ США Джон Бреннан также заявил, что боевики ИГ уже использовали во время боевых действий в Ираке и Сирии химическое оружие (хлорин и иприт). При этом он подчеркнул, что это первая подобная группировка, наладившая выпуск и использование химических отравляющих веществ со времен атаки на токийское метро в 1995 году террористов из секты «Аум Синрикё». В своем интервью он отметил, что ИГ может продавать химическое оружие и на Запад, пользуясь контрабандными маршрутами. По сообщению агентства CNN, две занимающиеся исследованиями в области вооружения организации Великобритании также заявили об обнаруженных ими фактах использовании химического оружия боевиками ИГ. Специалисты «Conflict Armament Research” и «Sahan Research” обследовали места трех взрывов снарядов ИГ в Сирии и Ираке. Исследователи обнаружили присутствие хлора и химического фосфина в этих снарядах. Ранее МИД России неоднократно заявлял о высокой вероятности использования химического оружия боевиками ИГ. В частности, такие случаи были отмечены 15 февраля 2015 года в городе Дарайа (провинция Дамаск) и 21 августа 2015 года в городе Мареа (провинция Алеппо).
Власти Ирака официально уведомили структуры ООН о захвате боевиками ИГ военного склада в провинции Мусанна, где хранились около 2,5 тыс. подлежащих уничтожению ракет и ракетных двигателей, а также отдельные устаревшие компоненты для изготовления боевых отравляющих веществ. Якобы в ряде бункеров хранился цианистый натрий, пригодный для получения отравляющего вещества типа табун. Этот комплекс активно использовался во время ирано-иракской войны 1980–1988 годов. Предприятие в те годы производило боевые ОВ (табун, зарин, горчичный, нервнопаралитический газ типа ви-икс и др.). Эксперты полагают, что захваченные боевиками ИГ на военном объекте в Мусанне отдельные компоненты химоружия вряд ли представляют реальную угрозу кому бы то ни было, но в дальнейшем их могут использовать террористы для восстановления технологий и мощностей по производству ОВ. Часть специалистов-химиков времен Саддама Хусейна находится на территории Исламского халифата, а некоторые прибывают из-за рубежа в готовности сотрудничать с ИГ.
Боевикам ИГ удалось также завладеть 40 кг радиоактивных материалов, которые хранились в Мосульском университете в качестве лабораторных реактивов. В этой связи сообщалось об интересе ИГ к процессу изготовления, так называемой, «грязной» бомбы из этих материалов. Более того, есть сведения, что лидеры группировки пытаются получить доступ и к ядерному оружию. Разоблачение в начале 2000-х годов пакистанского ученого-ядерщика А.К.Хана и его международной сети торговцев ядерными технологиями, материалами и оборудованием в Германии, Малайзии, ЮАР, Швейцарии, Турции, Великобритании, ОАЭ и других странах говорит о том, что вероятность получения исламистами ядерного заряда или его компонентов также существует. Если учесть, что помимо «империи» Хана имеется обширный «черный рынок» ядерных технологий и других новейших достижений науки «двойного назначения», которые могут использоваться террористами для своих нападений, то угроза нашей цивилизации неизмеримо возрастает. Средства доставки ОМУ к целям у ИГ уже имеются (баллистические ракеты типа Р-17, трофейные самолеты МИГ-19, МИГ-21 и беспилотные летательные средства). Использование захваченных гражданских самолетов, агентуры, террористов-смертников в атаках на АЭС и другие объекты повышенной опасности и жизнеобеспечения остаются одним из главных направлений подрывной деятельности лидеров ИГ.
Значительное внимание руководством ИГ продолжает уделяться вербовке новых членов и сторонников. По оценкам ООН, в рядах ИГ и других террористических группировок на Ближнем Востоке воюет уже свыше 35 тысяч добровольцев и наемников из 100 стран мира. Из них, около 5 тысяч — выходцы из западных стран, больше всего — из Франции, Бельгии, Германии, Австрии и Великобритании, около 3-х тысяч россиян.
По данным Контртеррористического центра США, ИГ завербовало сотни молодых людей из Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Кыргизстана и более тысячи – из Казахстана. При этом одни «джихадисты» из Центральной Азии присягнули на верность группировке «Джабга ан-Нусра», а другие — вступили в альянс с его конкурентом — Исламским государством. Власти Сирии оценивают численность выходцев из стран СНГ только в составе вооруженных формирований ИГ в 10 тысяч человек. Причем добровольцы из стран Центральной Азии вступают в ряды ИГ и родственных ему группировок целыми отрядами. Так, крупнейшей узбекской группировкой в Сирии является «Джамаат Имам Бухари», силы которой были сосредоточены в Алеппо. Другой отряд, который также состоит преимущественно из этнических узбеков, называется «Тавхид валь-Джихад» и действует в провинции Идлиб. В группировку «Джамаат Сайфулла Шишани» входят преимущественно дагестанцы и чеченцы, а руководит ею этнический узбек Абу Убайда аль-Мадани. Министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов сообщил, что в Сирии находятся около 800 дагестанцев; по данным руководства Чечни, до 500 чеченцев также присоединились к ИГ. Некоторые из эмигрировавших в халифат граждан Северного Кавказа забрали с собой семьи и малолетних детей. Есть в рядах боевиков ИГ и выходцы из Южного Кавказа, главным образом, чеченцы-кистинцы из Панкисского района Грузии.
Борьбу с радикальными исламистами затрудняет недооценка в большинстве западных стран глобальной угрозы их преступной деятельности. По результатам социологического исследования, 15% населения Франции положительно относятся к деятельности Исламского государства, причём у представителей возрастной группы от 18 до 24 лет уровень поддержки радикалов доходит до 27%. В Великобритании процент жителей, поддерживающих эту радикальную группировку, не такой высокий, как в соседней Франции, но велико количество людей, пока не определивших своё отношение к данному движению. От 25 до 37% населения Соединённого Королевства в различных возрастных группах затруднились с ответом на вопрос, касающийся мнения об ИГ. В целом, эту организацию в Великобритании поддерживают 7% населения, отрицательно относятся к ней 64%, почти треть опрошенных (29%) не смогли ответить. Подобное исследование было проведено и в Германии. Там процент поддерживающих ИГ оказался самым низким из трёх стран – лишь 2% населения одобрительно отозвались о группировке, 82% – негативно и 16% — затруднились с ответом. При этом самое большое число сочувствующих ИГ оказалось среди подростков 16–17 лет – в этой возрастной группе его поддерживают 10% граждан Германии. Сторонники радикального исламистского движения даже начали в Европе собственную интернет-кампанию. Они размещают в социальных сетях фотографии с изображением известных памятников и табличек с лозунгами на арабском языке, такими как «Да здравствует Исламское государство!». Не случайно, из стран ЕС в халифат едут не только юноши и мужчины, но и девушки 16-20 лет, подростки.
Общей особенностью деятельности ИГ в последнее время является активное привлечение в свои ряды женщин, подростков и малолетних детей. По данным Наблюдательного совета по правам человека в Сирии террористы из группировки ИГ только за 2015 год приняли в свои ряды около 1,8 тысяч сирийских детей. При этом, 350 из них уже погибли, не менее 48 «новобранцев» стали террористами-смертниками и расстались с жизнью в ходе выполнения заданий. Экстремистская организация привлекает детей через специальные информационно-пропагандистские офисы на территориях, находящихся под ее контролем в центральных провинциях Хомс, Хасака, Ракка и Алеппо. На контролируемой ИГ территории в Сирии действуют специальные пункты по набору несовершеннолетних добровольцев и тренировочные лагеря террористов, после чего их начинают использовать как для совершения терактов, так и для участия в боевых действиях. Только вокруг столицы ИГ г.Ракки отмечается наличие, по крайней мере, пяти лагерей для детей и молодежи. В них мальчикам в возрасте до 16 лет преподают арабский язык и Коран, а также проводят их физическую и военную подготовку. Большое внимание уделяется психологической обработке и адаптации детей к «джихадистской» идеологии. Эксперты утверждают, что дети поддаются психологической обработке гораздо быстрее, чем взрослые. Их проще ввести в заблуждение и «зомбировать», так как дети не способны к анализу сообщаемой информации.
Независимая международная комиссия по расследованию преступлений ИГ в Сирии опросила 300 человек, которые бежали от ИГ или все еще живут на оккупированных террористами территориях. Комиссия пришла к выводу, что ИГ «использует детей в качестве средства для обеспечения долгосрочной лояльности, приверженности их идеологии и создания кадров преданных и фанатично настроенных бойцов, которые будут воспринимать насилие как образ жизни». Другие группировки, воюющие в Сирии, также нанимают детей, но не так активно и систематично, как это делает ИГ, заявляющее это частью своей стратегии и называющее молодежь «поколением львов, истинных защитников веры, достоинства и земель халифата».
Современные информационные технологии стали одним из наиболее эффективных и распространенных методов деятельности ИГ. Так, Би-Би-Си сообщает о существовании 50 тысяч twitter-аккаунтов Исламского государства, на которых террористы распространяют свои призывы, агитационные материалы, видео, фото и призывают людей по всему миру присоединяться к ним. Много внимания уделяется и «кибератакам». Только в январе 2015 года хакеры ИГ взломали профили Центрального командования ВС США в социальных сетях Twitter и Youtube, где размещалась информация об авиаударах по объектам ИГ. Основной метод хакеров — массовый взлом сайтов или целевые атаки на сайты с хорошей посещаемостью, на которых они затем размещают свои лозунги и агитки. В то же время существует риск, что от простых атак хакеры ИГ могут перейти и к более сложным, в том числе и на системы жизнеобеспечения, управления в энергетике и на производствах. Актуальной тенденцией в развитии форм и методов финансирования террористической и экстремистской деятельности ИГ становится использование, так называемого, краудфандинга, то есть массового сбора средств через интернет добровольных пожертвований. Подобные схемы делают финансирование террористической деятельности более доступным не только для террористов, но и для доноров — радикально настроенных граждан, ранее не имевших возможности оказать пособническую помощь террористическим организациям и прямо не связанных с ними.
Группировка Исламское государство (ИГ) получает огромные доходы от поставок героина из Афганистана в Европу, сообщает Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) России. «Именно масштабный транзит афганского героина выступает в качестве возобновляемой финансовой базы функционирования Исламского государства, извлекающего баснословные доходы за счет обеспечения половины всего объема поставляемого в Европу героина через Ирак, Сирию и некоторые страны Африки», — говорится в сообщении. По данным главы ФСКН РФ Виктора Иванова, ежегодный доход ИГ от транзита афганского героина в Европу составляет свыше миллиарда долларов.
18 февраля 2015 года на заседании Совета Безопасности ООН представитель Ирака в этой организации Мухаммад аль-Хаким заявил о том, что Исламское государство, помимо массовых расстрелов, обезглавливаний, сжиганий людей заживо, жестоких казней детей, женщин и сбрасывания людей со зданий и сооружений, занимается также изъятием человеческих органов. По словам дипломата, в братских могилах, обнаруженных в Ираке, в телах жертв отсутствуют некоторые органы, преимущественно почки. Посол Ирака обратился к Совету Безопасности ООН с требованием расследовать факты изъятия и продажи человеческих органов. Он также сказал, что десятки иракских врачей были казнены в Мосуле за отказ от участия в операциях по изъятию человеческих органов для их последующей продажи.
Британская «Гардиан» опубликовала 24-страничную методичку ИГ, которая свидетельствует, что халифат из аморфной структуры превращается в полноценное государство с административным аппаратом, сводом законов, правительством, армией, полицией, спецслужбами, казначейством, своей валютой и экономической программой. В инструкции содержатся советы, как формировать международные отношения, управлять пропагандистской машиной и осуществлять централизованный контроль над природными ресурсами. ИГ уделяет внимание развитию здравоохранения, образования, коммерции на захваченных территориях. «Джихадисты» озаботились созданием рабочих мест — открытием нефтеперерабатывающих, продовольственных и оборонных предприятий. В инструкции говорится и о создании тренировочных баз и лагерей для военнослужащих запаса — ветераны ИГ ежегодно обязаны проходить двухнедельные сборы. Наконец, ИГ планирует создать «изолированные зоны безопасности» в Ираке и Сирии и построить архипелаг халифат со своими филиалами в Ливии, Сирии, Йемене, Ираке, Афганистане, Нигерии, Сомали, Египте, Филиппинах, других странах. Стало известно, что более 1500 бойцов Движения «Талибан» уже присягнули ИГ, установив контроль над четырьмя афганскими провинциями. В документе указывается важность формирования среди иностранцев и местных жителей, выразивших готовность вступить в ИГ, «единой исламской культуры», что должно сплачивать их в совместной борьбе с неверными. ИГ уделяет внимание снабжению своих подразделений, создает на местах специальные предприятия по производству продуктов питания, медикаментов, боеприпасов и вооружения, построению логистических цепочек. В других документах ИГ, также попавших в распоряжение британской газеты, говорится о формировании 16 централизованных «министерств», в числе которых есть «министерство здравоохранения» и «министерство природных ресурсов», в задачу которого входит «управление» нефтяными ресурсами и памятниками архитектуры на территории, находящейся под контролем ИГ. Помимо доходов от экспорта нефти и нефтепродуктов ИГ планирует наращивать объемы продажи за рубеж хлопка, зерна и других традиционных товаров.
20 ноября 2015 года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию № 2249 по борьбе с терроризмом. В резолюции отмечается, что будет утвержден дополнительный список террористических группировок. Кроме того, в документе «безоговорочно осуждаются» теракты в Анкаре, Бейруте, Париже и уничтожение российского авиалайнера над Синайским полуостровом, а также выражаются соболезнования семьям сотен погибших в результате этих атак. Предусматриваются меры по пресечению финансовой поддержки террористов, приобретения у них музейных артефактов, предметов древности и выплат выкупов за заложников ИГ. В резолюции подчеркивается, что закупки нефти у ИГ, «Джабга ан-Нусра» и других экстремистских организаций незаконны, а замешанные в этой деятельности лица и организации должны быть привлечены к суду как пособники террористов. Согласно документу, основанному на главе VII Устава ООН, специальный санкционный комитет СБ должен рассмотреть вопрос о внесении в свои списки лиц и организаций, которые уличены в подобных операциях. Несмотря на призыв «уничтожать убежища» ИГ и «Джабга ан-Нусра» на территории Сирии и Ирака, в резолюции нет ссылки на Седьмую статью Устава ООН, которая позволяет прибегнуть к военной силе для выполнения решения Совета Безопасности ООН. Это означает, что эта резолюция не является законным основанием для проведения военных операций. Тем не менее, резолюция № 2249 стала важным шагом в активизации борьбы мирового сообщества с радикальными исламистами.
По сообщению британской газеты «Индепендент», король Иордании Абдалла П заявил в своем выступлении перед членами конгресса США 11 января 2016 года, что Турция умышленно отправляет в Европу террористов Исламского государства. Кроме того, король отметил, что Турция причастна к закупкам нефти, производимой ИГ. «Тот факт, что террористы направляются в Европу, является частью турецкой политики», — заявил глава Иордании. Издание отмечает, что официально Турция и Иордания считаются союзниками, однако кризис с беженцами сильно испортил отношения между странами. Король не скрывает, что он недоволен сделкой Турции с Евросоюзом. Несмотря на то, что население Турции более чем в 10 раз превышает население Иордании, последняя приняла гораздо больше беженцев в пропорциональном соотношении, добавляет газета.
Масштабные теракты ИГ во Франции, Турции и Бельгии продемонстрировали, что ни одно государство не может чувствовать себя в безопасности, пока существуют на земле агрессивные анклавы террористов, подобные Исламскому халифату. Агентство «Ассошиэйтед пресс» со ссылкой на источники в спецслужбах европейских стран и Ирака сообщает, что ИГ подготовило, по меньшей мере, 400 боевиков для проведения террористических акций в Европе. Якобы, террористы прошли специальную подготовку в лагерях ИГ в Ираке и Сирии. Оказавшись в Европе, они намерены организовать автономно действующие ячейки, которые будут координировать свои действия для достижения наибольшего эффекта от своих акций. Если прежде террористы делали акцент на организации одиночных масштабных терактов, то теперь ими делается ставка на серию подобных атак.
Таким образом, борьба с Исламским государством и родственными ему радикальными исламистскими группировками становится одним из приоритетов борьбы государств за обеспечение национальной и международной безопасности на современном этапе. Приходит понимание того, что победить это всеобщее зло или, как его еще принято называть, «чуму 21-го века» можно лишь общими усилиями всего мирового сообщества. Радикальный ислам, сродни фашизму, вероломно захватил территории ряда стран, совершает масштабные преступления против человечества и угрожает экспансией террора по всему миру. Эффективность противодействия этому явлению во многом зависит от готовности Вашингтона и его западных и региональных союзников тесно взаимодействовать в борьбе с ИГ с Россией, Китаем, Ираном, другими странами, которые проводят отличную от США внешнюю политику на Ближнем Востоке, но готовы сообща бороться с международным терроризмом в лице радикальных исламистов. Альтернативы созданию общей международной коалиции в борьбе с ИГ по оси Вашингтон-Москва, Пекин-Брюссель-Тегеран нет. Также успеху противодействия ИГ могли бы способствовать жесткие ограничительные санкции Совета Безопасности ООН в отношении выявленных спонсоров терроризма: Турции, Саудовской Аравии и Катара.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Share this Post:
Борьба с Исламским государством и другими радикально-исламистскими организациями Reviewed by on 29.06.2016 .

Действия Военно-космических сил (ВКС) России и ВВС международной коалиции под эгидой США в 2015-16 гг. заметно ослабили военный и экономический потенциал ведущей группировки радикальных исламистов — Исламского государства (ИГ) и способствовали освобождению ряда населенных пунктов в Сирии и Ираке, но говорить о коренном переломе в борьбе с исламистами пока преждевременно. Созданное в 2014 году боевиками